http://2011-psihologia.blogspot.ru/2011/04/httpsdocs.html?m=1

 СКАЗКА В ПСИХОЛОГИИ. ( см.  в Е.А. P/A)




ЖЕРТВА НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ — сказка. 

Жила-была в одном провинциальном городке Жертва большой Несправедливости.

Дама она была отчаянная, в расцвете сил, но местами Несправедливостью побитая и погрызенная.
Ей было сорок один, но ощущала она себя в борьбе с Несправедливостью на лет сто, за это время много несправедливостей на ее долю выпало, что и не пересчитать: несправедливо обидели, несправедливо наказали, несправедливо лишили, несправедливо оценили, поступили, сказали, не поняли ее душевных великих порывов…
Но Жертва Несправедливости не сдавалась. Девиз, написанный крупными буквами – «бороться с Несправедливостью!»- висел на фасаде ее дома. И так ее этот девиз вдохновлял, что боролась она с Несправедливостью с полной отдачей, не на жизнь, а на смерть.
Но Несправедливость до того живучая оказалась, никак не сдавалась в плен.
Жертва Несправедливости ей: — Врешь, не возьмёшь, все равно я победю!
А Несправедливость и в ус не дует, сидит себе на пороге дома, ноги вниз свесила и бултыхает ими туда-сюда, игриво так и ухмыляется себе хитро, посмеивается над своей жертвой.
Вроде и не делает ничего такого эта самая Несправедливость со своей жертвой. А сила у Несправедливости великая.
Жертва все никак победить ее не может.
Вокруг нее ходит и так и эдак, и ногой заденет, и подзатыльник Несправедливости отвесит и с порога скинет, и со двора погонит, а Несправедливости все хоть бы хны. Везде приют найдет, чтобы присесть и ногами бултыхать весело, с ухмылкой нагло посмеиваясь.
Так бы и не задумалась Жертва Несправедливости над смыслом жизни своей, если бы в их городок не залетела одна больно ушлая ворона. Наблюдала ворона с ветки сперва с интересом за потугами Жертвы Несправедливости, день наблюдала, два, неделю, месяц, а потом и спрашивает:
- Слушай, а ты еще сколько готова так вот в борьбе с Несправедливостью жить? А то если это еще надолго затянется, так я успею по делам разным слетать, уж скажи мне, когда ты Несправедливость победить собираешься, чтобы я к этому времени прилетела, посмотреть, чем вся эта канитель ваша закончится.
Жертва Несправедливости задумалась глубокомысленно впервые за свою жизнь после слов вороны, и поняла, что дат конкретных для Дня Победы над Несправедливостью у нее назначено не было. Похоже, и победа то в планы не входила над Несправедливостью, а только вечная борьба.
- Дык, — отвечает вороне Жертва Несправедливости, — не знаю я, ворона , ответа на твой вопрос.
Опа! – ворона отвечает, — так это у тебя пожизненно Несправедливость поселилась? Санта Барбара прям какая-то…Слушай, а может ты ее это… прибьешь? Сколько можно мучиться уже? Ну не хочет она от тебя уходить. Издевается она над тобой. Ты че долго еще будешь это терпеть? Грохни ты ее уже, да полечу я дальше по своим делам. А то оторваться не могу от вашего телесериала.
- Грохнуть? Это ж грешно, несправедливо как-то.
Ворона каркнула и улетела.
А Несправедливость вдруг поднялась с порога, и говорит своей Жертве:
- Убивать меня не хочешь?
- Не а, — Жертва отвечает, — на кой мне грех на душу брать?
- Так я что никаких новых ощущений не получу уже в отношениях с тобой?
- Какие уж тут новые ощущения?
- …несправедливо это как-то, что ж ты ни ума, ни фантазии проявить не можешь, сплошная маята однообразная, прямо как-то даже неинтересно мне стало… жертва ты и жертва, уж прямо несчастное какое-то создание, ну прямо вообще. Ждала я ждала какого-нибудь от тебя интересного выкидона, так и не дождалась, прямо и не знаю, чего это я так в тебя верила, не оправдываешь ты моих ожиданий, совсем жертва дохлая.
- ну да, — Жертва Несправедливости отвечает, — мне как че достанется, так мало не покажется, что ни ситуация, так никто на нее решения не знает, что ни болезнь, так никто не понимает, что за чудо, загадки сплошные и головоломки, гадаю, разгадываю, решения ищу…еще и тебя развлекай попутно.
- Разгадывай, разгадывай, может, найдешь чего, а я пойду, вздремну у тебя на диванчике…
-Ну уж нет, диван мой, дом мой, двор мой, а ты вообще чего тут поселилась? Тебя кто впустил- то?
- Тебя еще и на свете не было, когда я здесь на печи спала…
-Это ты типа говоришь мне, что главная, а я значит так, пристебень к тебе
- Так и есть, пристибень ко мне. Да …не расстраивайся ты, дед так твой жил и прадед так твой жил и тебе так велели жить, жизнь у вас такая…несправедливая.
- Это ж кто сказал?
- Судьба.
Жертва Несправедливости растерялась, против судьбы не попрешь, а в это время ворон прилетел, на ветку опять сел и спрашивает:
- Как у тебя дела, Жертва Несправедливости?
- Несправедливость сказала, что дед мой с ней жил и прадед, и моя судьба с ней кров делить, никуда не денешься…типа – договор у нас пожизненный.
- Как договорились, так и договор расторгнуть можно, в чем проблема? Сходите в Загс, вас разведут.
- Точно – развожусь с Несправедливостью!
Сжала Жертва Несправедливости кулаки и направилась в дом, а наглая Несправедливость растянулась на диване во весь рост, балдеет, ногой бултыхает, песни распевает.
Влетает Жертва Несправедливости и хватает Несправедливость за ногу:
- Вставай! – говорит уверенно так, — убирайся вон!
-Несправедливость сперва ошалела от напора и уверенности своей Жертвы, а потом засмеялась во весь рот, — а ничего ты со мной и не сделаешь!
- Найду способ! Не зря ворон в мои края прилетел. Эй, ворон, помоги мне Несправедливость выгнать!
Подлетел ворон и кинул свое черное перо:
- Возьми перо и вставь Несправедливости в ухо.
Несправедливость заволновалась, забегала по дому, чтобы Жертва Несправедливости в ухо ей это самое черное перо не вставило, а Жертва за ней с пером бегает.
Несправедливость уворачивается, а Жертва не отстает.
Теперь уже Несправедливость почувствовала себя жертвой, а жертва почувствовала себя справедливостью!
Бегает Несправедливость, а Справедливость за ней, устала Несправедливость уворачиваться, ни минуты покоя, и сдалась Несправедливость, убежала из дому, и из города тоже…только пятки засверкали.
А Справедливость спрашивает у ворона:
- Что за волшебное перо ты мне подарил, которое изгнало Несправедливость из деревни?
- А простое это перо, никакое оно не особенное, перо да и перо, это ты прогнала Несправедливость…
- Как? А я думала перо волшебное и с Несправедливостью что-то плохое случится, если оно к ней в ухо попадет.
- Да ничего бы с ней не случилось, твоей силы и уверенности Несправедливость испугалась.
- Вот это да! Спасибо тебе, ворон, за помощь.
- Пожалуйста, обращайся, если что, помогу, чем смогу.
Справедливость улыбнулась и пошла в доме убирать, а то она столько времени уделяла Несправедливости, что и не замечала, как в доме не прибрано, некогда было. А в доме и, правда, прадед не убирался, дед не убирался, все за Несправедливостью гонялись.
- Ого! – испугалась Справедливость, — это ж сколько мусора выносить, ввек не разгрести! Подняла она черное упавшее на пол перо ворона, взмахнула им и подкинула в воздухе, перо кружится, а Справедливость говорит:
- Вот бы, пока перо падает, в доме и во дворе уборка навелась.
И вдруг пришла Уборка, да непростая, а генеральная, с пагонами генеральскими, большая такая Уборка, но нежная и ласковая. С веником, ведром и тряпками и давай кругом начищать да надраивать. У Справедливости от удивления глаза заморгали, а Уборка чистит, намывает и песенки поет, справилась быстро за несколько минут с грязью в доме, кругом чистота, красота, самое жилье для Справедливости.
И зажила Справедливость счастливо: подарки от судьбы посыпались, Уборка во время приходит, порядки наводит, соседи здороваются, улыбаются, все ладится, все по справедливости случается, прямо как в сказке…
Автор: Мери Рич

http://www.elfikarussian.ru/zhertva-nespravedlivosti-skazka-ot-meri-rich/

http://www.elfikarussian.ru/ МАТЕРИАЛЫ. СКАЗКИ

Салтыков-Щедрин М.Е.

Богатырь

В некотором царстве Богатырь родился. Баба-яга его родила, вспоила, вскормила, выхолила, и когда он с коломенскую версту вырос, сама на покой в пустыню ушла, а его пустила на все четыре стороны: "Иди, Богатырь, совершай подвиги!"
Разумеется, прежде всего Богатырь в лес ударился; видит, один дуб стоит - он его с корнем вырвал; видит, другой стоит - он его кулаком пополам перешиб; видит, третий стоит и в нем дупло - залез Богатырь в дупло и заснул.
Застонала мать зеленая дубровушка от храпов его перекатистых; побежали из лесу звери лютые, полетели птицы пернатые; сам леший так испугался, что взял в охапку лешачиху с лешачатами - и был таков.
Пошла слава про Богатыря по всей земле. И свои, и чужие, и други, и супостаты не надивятся на него: свои боятся вообще потому, что ежели не бояться, то каким же образом жить? А, сверх того, и надежда есть: беспременно Богатырь для того в дупло залег, чтоб еще больше во сне сил набраться: "Вот ужо проснется наш Богатырь и нас перед всем миром воспрославит". Чужие, в свой черед, опасаются: "Слышь, мол, какой стон по земле пошел - никак, в "оной" земле Богатырь родился! Как бы он нам звону не задал, когда проснется!"
И все ходят кругом на цыпочках и шепотом повторяют: "Спи, Богатырь, спи!"
И вот прошло сто лет, потом двести, триста и вдруг целая тысяча. Улита ехала-ехала, да наконец и приехала. Синица хвасталась-хвасталась, да и в самом деле моря не зажгла. Варили-варили мужика, покуда всю сырость из него не выварили: ау, мужик! Всё приделали, всё прикончили, друг дружку обворовали начисто - шабаш! А Богатырь все спит, все незрячими очами из дупла прямо на солнце глядит да перекатистые храпы кругом на сто верст пущает.
Долго глядели супостаты, долго думали: "Могущественна, должно быть, оная страна, в коей боятся Богатыря за то только, что он в дупле спит!"
Однако стали помаленьку умом-разумом раскидывать; начали припоминать, сколько раз насылались на оную страну беды жестокие, и ни разу Богатырь не пришел на выручку людишкам. В таком-то году людишки сами промеж себя звериным обычаем передрались и много народу зря погубили. Горько тужили в ту пору старики, горько взывали: "Приди, Богатырь, рассуди безвременье наше!" А он, вместо того, в дупле проспал. В таком-то году все поля солнцем выжгло да градом выбило: думали, придет Богатырь, мирских людей накормит, а он, вместо того, в дупле просидел. В таком-то году и города и селенья огнем попалило, не стало у людишек ни крова, ни одежи, ни ежева; думали: "Вот придет Богатырь и мирскую нужду исправит" - а он и тут в дупле проспал.
Словом сказать, всю тысячу лет оная страна всеми болями переболела, и ни разу Богатырь ни ухом не повел, ни оком не шевельнул, чтобы узнать, отчего земля кругом стоном стонет.
Что ж это за Богатырь такой?
Многострадальная и долготерпеливая была оная страна и имела веру великую и неослабную. Плакала - и верила; вздыхала и верила. Верила, что когда источник слез и воздыханий иссякнет, то Богатырь улучит минуту и спасет ее. И вот минута наступила, но не та, которую ждали обыватели. Поднялись супостаты и обступили страну, в коей Богатырь в дупле спал. И прямо все пошли на Богатыря. Сперва один к дуплу осторожненько подступил - воняет; другой подошел - тоже воняет. "А ведь Богатырь-то гнилой!" - молвили супостаты и ринулись на страну.
Супостаты были жестоки и неумолимы. Они жгли и рубили все, что попадало навстречу, мстя за тот смешной вековой страх, который внушал им Богатырь. Заметались людишки, видя лихое безвременье, кинулись навстречу супостату - глядят, идти не с чем. И вспомнили тут про Богатыря, и в один голос возопили: "Поспешай, Богатырь, поспешай!"
Тогда совершилось чудо: Богатырь не шелохнулся. Как и тысячу лет тому назад, голова его неподвижно глядела незрячими глазами на солнце, но уже тех храпов могучих не испускала, от которых некогда содрогалась мать зеленая дубровушка.
Подошел в ту пору к Богатырю дурак Иванушка, перешиб дупло кулаком - смотрит, ан у Богатыря гадюки туловище вплоть до самой шеи отъели.
Спи, Богатырь, спи!

Царевна-змея